Моим главным университетом был сам Питер. Леонид Парфенов.

Моим главным университетом был сам Питер. Леонид Парфенов.

05.07.2016 16:50   |   Елена Потапова

В его время факультет журналистики был «собранием догматизма, талмудизма и цитатничества», поэтому быть студентом ему совсем не нравилось… И все-таки «плохой» студент Леонид Парфенов говорит спасибо факультету за возможность работать по профессии. В рубрике «Выпускники – факультету» - Мастер превращения информации в слова, которые интересно читать.
parfenov2.jpg
Для меня самым главным университетом был собственно сам Питер. Я всегда его так называл. Это была такая уловка. Поскольку Ленин тоже всегда говорил: «Красный Питер». Петербург было нельзя, а Ленинград – не хотелось.

Я был плохим студентом, я много пропускал, я старался работать. И деньги были нужны, и интереснее это было. Хотелось чувствовать себя более взрослым. И само состояние «быть студентом», мне, честно говоря, не очень нравилось. Мне нравилось просто жить самостоятельной жизнью.
Я приехал в Ленинград в школьной форме. Опыта не было никакого. Я никогда не жил вне семьи. И потом, такое изменение масштаба – из города с населением в 200 000 в пятимиллионный – это было для меня главной школой.
Кто-то мне скажет, что с такой склонностью к «придуриванию» тебе самое место в Щукинском училище. Но я не посмел туда поступать. Я и на Журфак поступал никому не сказав. Дома бы спросили: «Что? Журналистика?». Я сказал, что филологический.
Сколько раз такое бывало. Едешь в поезде – видно по тебе, что ты студент, в каком-то определенном возрасте находясь. Ну это же советский плацкартный вагон – все должны друг с другом перезнакомиться, все обсудить. «Ну, студент, едешь куда? А учишься на кого?»
Скажи сейчас, что журналист – всё не уснут. – «На филолога», - и всё. Никаких. Сразу все заскучали, ведь ничего не понятно.

Студенческая жизнь очень многое мне дала. Особенно жизнь в общаге на Новоизмайловском проспекте. И тамошние соседи, друзья. Я дружил с ребятами из тогдашнего соцлагеря – это было для меня очень важно. Это меня излечило, например, от советской имперскости. Поскольку факультет был очень идеологизирован, все было таким собранием догматизма, талмудизма и цитатничества. Кроме литературы, по-хорошему, академических курсов не было. Но самое главное, что были практики и была возможность работать, писать. Я помню, что с какой-то практики что-то такое понавез, что ко мне подошел совершенно непрофильный преподаватель – Михаил Иванович Холодов, и сказал: «Вы знаете, я почитал ваш материал. Вас за них, конечно будут ругать и говорить, что это все не так и не то, и несоблюдение жанра. Но вы не очень это слушайте. У нас тут отутюжить могут. Но вы это в себе берегите. 

Тема диплома у меня была «Опыт издания дайджеста болгарского телеграфного агентства». Звучит сейчас как-то комично, но по тем закрытым, зашоренным временам даже болгарская пресса была гораздо вольнее и интереснее, чем советская. Таким образом до меня доходил The New-York Times, Mond, Daily Telegraph… Это было страшно интересно – как можно оставаясь социалистической страной можно какие-то вольности проявлять.

Спасибо факультету за возможность все-таки закончив поступить работать по профессии.
Тогда это было очень важно, потому что при тогдашней госплановской модели – вот написано у тебя «журналист», значит ты имеешь право работать журналистом. А если не написано… Многие, конечно работали, но все-таки это было сложно. Мне очень давно, еще до поступления очень нравилось складывать слова. Вообще превращать информацию в слова, которые интересно читать, слушать. И этот интерес не пропал до сих пор, слава богу.



  К СПИСКУ НОВОСТЕЙ

Комментирование разрешено только авторизованным пользователям


Авторизоваться
Уважаемые посетители!
На данный момент сайт Ассоциации выпускников СПбГУ находится в стадии тестирования.
Мы будем признательны вам за помощь: если Вы обнаружите на сайте ошибку или у Вас возникнет вопрос по работе с ним, напишите нам, пожалуйста, на адрес info@alumnispbu.net.
Заранее спасибо!