Глобализация научного мира: как русские ученые работают за границей

Глобализация научного мира: как русские ученые работают за границей

11.07.2018 20:04   |   PR News
Глобализация научного мира: как русские ученые работают за границей

Аспирант СПбГУ Ирина Антощук изучает британских ученых - точнее, русскоговорящих ученых, работающих в Великобритании. Как устроен научный мир, делят ли ученые друг друга на «местных» и «приезжих» и действительно ли глобализация стирает национальный культурный опыт, Ирина рассказала в интервью для Ассоциации выпускников СПбГУ.

Как возникла идея Вашего исследования? Почему Вы считаете его тему важной? 

Идея исследования пришла спонтанно. Все началось с того, что мне очень хотелось принять участие в проекте "Russian computer scientists at home and abroad", который реализовывал Центр STS Европейского университета в Санкт-Петербурге. Меня вдохновляли люди и цели проекта, возможность проявить себя в большом исследовании и научиться новому. Я только закончила первый год в магистратуре СПбГУ, была увлечена сразу несколькими концепциями, было много энтузиазма и энергии, но уровень моей подготовки был еще недостаточным для представления полноценного проектного предложения. В результате, хотя я месяц трудилась над подготовкой заявки, мое первое предложение прошло только первую стадию отбора, а на второй оказалось плохо разработанным с точки зрения реализации. Но мне повезло, и руководители проекта сказали, что предлагают мне присоединиться к команде, чтобы поискать более подходящую тему и подать заявку еще раз позднее.

Как многие писатели и стендаперы, которым советуют говорить о том, что они знают, я решила просто попробовать поискать русскоговорящих ученых в Великобритании – стране, где я бывала уже несколько раз по работе и хорошо представляла, как устроена там система высшего образования. И как я была удивлена, когда на сайтах департаментов по компьютерным наукам ведущих вузов обнаружила целые группы русскоязычных исследователей, которые к тому же работают вместе и публикуют совместные статьи, несмотря на то, что многие годы живут в Великобритании! Это было необычно и неожиданно, поэтому я задалась вопросом: как русскоязычные ученые попадают на работу в один и тот же университет? И почему они предпочитают сотрудничать друг с другом более плотно, чем с другими британскими учеными?

Я стала рыться в литературе и статьях о высококвалифицированной миграции, пока не наткнулась на термин diaspora knowledge networks, или диаспоральные сети знания – он применяется для изучения транснациональных ассоциаций профессионалов и ученых-мигрантов из одной страны исхода. Этот термин показался мне очень удачным для обозначения научного сотрудничества между русскоязычными учеными, т.к. он подчеркивал и чувство солидарности между ними, и сетевой характер связей, и производство знания как продукт этого сотрудничества. Используя это понятие, я подготовила новое проектное предложение и в следующем году оно было одобрено. Так я начала работу в проекте. А идея изучать диаспоральное сотрудничество между учеными выросла до темы диссертации и стала моим основным исследованием в аспирантуре СПбГУ и на программе PhD в Европейском университете. 

Я считаю свою тему важной, потому что она освещает скрытые особенности устройства академического сообщества, позволяя осмыслить академическую миграцию с неожиданной стороны, идет в разрез со стереотипами об утечке мозгов и представлениями об ученых, которые уезжают за границу. Как правило, академическая миграция представляется беспроблемной, а я показываю, что ученые сталкиваются как с классическими "мигрантскими" трудностями, так и со специфическими затруднениями в профессиональной среде. Мы много слышим о глобализации науки, интернационализации высшей школы и росте международного сотрудничества, об ученых как о космополитах и гражданах мира, а мое исследование показывает, как важны для ученых-мигрантов национальная идентичность, общее происхождение и культурный опыт, и это влияет на отношения научного сотрудничества. Кроме того, мое исследование говорит о неравенстве и сегрегации в академическом сообществе. В основе этих явлений – деление на мигрантов и немигрантов, о чем при обсуждении транснациональной академической мобильности обычно умалчивается. 

Как Вы выбирали сообщества, людей, с которыми общались?

У меня были четкие критерии: язык (русский), происхождение (страны СНГ), область науки (компьютерные науки), вовлеченность в исследовательскую работу. Дополнительными критериями выступали пол, позиция, место работы. Например, во время второй исследовательской стажировки я более прицельно искала женщин-ученых, а также исследователей, которые работают в коммерческих компаниях или исследовательских центрах. Также я много времени потратила на формирование базы всех русскоязычных ученых в Великобритании – она пригодилась мне для выбора и выхода на связь с респондентами.  

Какие знания, полученные в Университете, Вам пригодились в этой работе?

Многие курсы магистратуры Studies in European Societies оказались весьма полезны. Например, для концептуального осмысления диаспорального сотрудничества я обращалась к работам по миграции и интеграции мигрантов, транснационализму, мультикультурализму, национализму и этничности, которые мы обсуждали во время обучения. Это создало канву, дало необходимую основу для моих дальнейших размышлений и работы с литературой. И, конечно, методологические курсы тоже внесли свой вклад, хотя многому учишься в процессе самого исследования.

Отдельно хочу отметить аспирантские семинары на кафедре сравнительной социологии, на которых я познакомилась с по-настоящему думающими и образованными людьми, смогла узнать о самых разных социологических теориях и концепциях, потренироваться в навыке критического мышления и дискуссии и просто увлекательно провести время.

Помогали ли Вам выпускники за рубежом или какие-то организации, связанные с русскими диаспорами?

Нет, я не обращалась к каким-либо организациям такого рода для поддержки, т.к. сама составила список ученых в области компьютерных наук, которые работают или работали в Великобритании. Интересно, что некоторые из моих респондентов являются выпускниками СПбГУ, причем не только с матмеха, но и, например, с математической лингвистики. Я считаю, что это сыграло важную роль в установлении контакта: нас объединяло то, что мы окончили один университет.

Как Вы считаете, может ли Ассоциация выпускников помогать в таких исследованиях? Как?

Да, например, при поиске респондентов, через электронную рассылку или публикуя объявление на сайте.

Что Вы считаете самым важным результатом? Будете ли продолжать исследование по этой теме далее?

Самый важный результат – это то, что я смогла вырасти до самостоятельного и полноценного исследователя в социальных науках: найти интересный и значимый феномен, который ускользал от внимания ученых, затем сформулировать исследовательскую проблему (это удалось по-настоящему сделать только на втором году аспирантуры) и убедить других в ее важности. Параллельно я организовывала весь процесс исследования, занималась поиском финансирования для сбора данных в Великобритании, училась писать статьи и справляться с совмещением анализа количественных и качественных данных. А сколько еще предстоит сделать до защиты!

В процессе исследования я сталкиваюсь все с новыми и новыми вопросами, поэтому моя тема имеет множество векторов развития. Например, сейчас изучаю особенности миграции молодых ученых в области компьютерных наук из России и готовлю статью на эту тему. Осенью я планирую посвятить больше времени исследованию "женского лица" интеллектуальной миграции из стран СНГ, меня также интересует, какое место занимают женщины-ученые в диаспоральных сетях знания такой "мужской" дисциплины, как компьютерные науки.

Чем Вам запомнились годы обучения в Университете? В какой момент Вы сделали выбор в пользу науки, исследований, поступления в аспирантуру?

Я постоянно учусь с 2012 года – сначала магистратура, потом аспирантура, поэтому для меня все эти годы университетские… но они такие разные! В магистратуре – множество новых книг, событий, мыслей, знакомств, вдохновляющие поездки в Германию и тесное общение с другими студентами. Очень насыщенное время, впитывание новых идей, самое радужное настроение и устремленность вперед. В аспирантуре – более серьезные и трудоемкие задачи, сужение области интересов и углубленное изучение отдельных вопросов, растущее чувство уверенности в себе как исследователе и более осознанное участие в научной жизни. И при этом – рождение детей, необходимость балансировать между работой и заботой, подчас неудовлетворенность выполненным и непростые мысли о будущем.

Но объединяет и магистратуру, и аспирантуру состояние научного поиска и осознание, что исследования – это самая интересная работа, которую мне когда-либо приходилось делать. Мне хочется продолжать профессионально развиваться в этом направлении.  

Что посоветуете выпускникам СПбГУ-2018?

Не бойтесь неудач. Делайте, пробуйте, пытайтесь снова и снова, и вас ждет успех, а также множество интересных открытий на пути!



  К СПИСКУ НОВОСТЕЙ

Комментирование разрешено только авторизованным пользователям


Авторизоваться

ВКонтакте