Как в CERN занимаются наукой, танцуют, смотрят кино и изъясняются жестами

Как в CERN занимаются наукой, танцуют, смотрят кино и изъясняются жестами

11.09.2018 23:07   |   Елена Богловская
Как в CERN занимаются наукой, танцуют, смотрят кино и изъясняются жестами

Физик Евгений Андронов, выпускник СПбГУ и участник двух экспериментов CERN (Европейского центра по ядерным исследованиям), рассказывает, как попал в Центр, что исследует, кем восхищается и каким студентом нужно быть, чтобы стать участником такого глобального научного проекта.

- Как Вы выбирали Университет и как попали в CERN?

e_-V4bJUdXA.jpg- Это интересная история. Я из тех времен, когда на ЕГЭ сдавали только русский язык, что я благополучно и сделал. Параллельно участвовал во множестве городских олимпиад по физике и математике, и с дипломами за них меня брали практически на любое техническое направление в различные университеты. Я посетил их все, и физический факультет СПбГУ заинтересовал больше всего: показался наиболее душевным. Кроме того, я знал, что на младших курсах физфака можно попасть в группу СуперЦИПС (супер-целевая интенсивная подготовка студентов), где на семинарах проходится углубленная программа по физике и математике.

А чтобы попасть в CERN, потребовалось несколько лет учебы и работы в Университете. После второго курса мы распределялись по кафедрам, и я выбрал физику высоких энергий и элементарных частиц. Одним из важных направлений там и является тематика, связанная с CERNом. На кафедре моим руководителем стал Владимир Викторович Вечернин. Он начал формулировать для меня теоретические задачи, которые можно было использовать для коллайдерных экспериментов. Владимир Викторович готовил меня вместе с Георгием Александровичем Феофиловым, руководителем Лаборатории физики сверхвысоких энергий (где я тружусь сейчас). По их совету я начал посещать семинары нашей лаборатории, узнавать все больше о CERN, и летом после первого курса магистратуры меня отправили туда в командировку. Во время этого визита я познакомился с одним из двух экспериментов, NA61/SHINE, в которых сотрудничает наша лаборатория. Этот эксперимент изучает столкновения различных ядер на больших энергиях. Примерно такой (но только теоретической) деятельностью я занимался в бакалавриате и на 1 курсе магистратуры, и мне стало интересно, как эту теорию применять на практике.

- Чем занимаетесь в CERN сейчас? В каких экспериментах участвуете?

-vyJcAhb3_I.jpg- Про один эксперимент я уже рассказал, в другом же – ALICE – я делаю теоретические расчеты. Там мы изучаем поведение материи, которая образуется при столкновениях. Что произойдет, если мы сильно разгоним элементарные частицы, например, протоны, и столкнём их? Они разлетятся на множество кусочков. Было два объекта, станет – много. Как это происходит на самом деле, не знает никто, однако ученые строят различные гипотезы и теории. Сейчас доминирует версия, что в таких процессах образуется абсолютно новое состояние вещества (очень горячая жидкость – кварк-глюонная плазма), и далее она становится частичками, которые мы наблюдаем. Но что такое кварк-глюонная плазма, люди до сих пор понимают с трудом. Процессы, связанные с переходом в это новое состояние вещества, и есть основная цель работы нашей лаборатории в обоих экспериментах.

- Когда Вы только пришли в CERN, что Вас больше всего заинтересовало и к чему было сложнее всего приспособиться?

- CERN – это международная организация, куда входит множество стран-участниц и стран-наблюдателей. Около 10 тысяч ученых со всего мира приезжают туда работать. Это люди различных культур, с разными бэкграундами, работающие в одном научном центре. И все их исследования пропитаны уважением к разным странам и друг к другу. Все всегда готовы выслушать чужое мнение. То, как строятся взаимоотношения ученых, меня действительно поразило и восхитило.

К чему сложно было привыкнуть… Несмотря на то, что организация международная и основной язык общения, разумеется, английский, сам CERN находится частью во франкоговорящем кантоне Женева в Швейцарии, а частью во Франции. Многие сотрудники CERNа, обслуживающие работу лабораторий – франкоговорящие и английский знают плохо. Мои знания французского ограничиваются «бонжур», «сильвупле» и «оревуар», и если нужно выйти за рамки этого «джентльменского набора», приходится приспосабливаться – например, изъясняться на языке жестов. Привыкнуть к этому сложно, поэтому, видимо, взяться за французский все-таки придется.

- Какие качества характера помогают/мешают Вам в работе?

- Помогает упрямство: если в научной работе видится какая-то цель, ее надо добиваться долго, упорно и настойчиво. Все-таки терпение и труд все перетрут. А мешает… Мне сложно говорить о себе объективно, но, думаю, скромность. У нас международная организация, и иногда просто не хочется перебивать уважаемых людей.

- Проверяют ли как-то в CERN знания сотрудников?

- Проверяют, но не как в школе или университете. Когда в CERN приходит студент, его отправляет туда научный руководитель из университета – он и проверяет работу этого студента на начальном этапе. Результаты часто обсуждаются на совещаниях лабораторий (у нас они проходят 1-2 раза в неделю). Дальнейшее обсуждение переходит уже на уровень коллаборации. Когда появляется уверенность, что этот студент уже начал формироваться как самостоятельный исследователь, степень доверия возрастает, и проверки того, что он делает, проводят практически перед самой публикацией результатов эксперимента. Тогда формируются небольшие группы, которые проверяют адекватность проведенного анализа: нет ли там ошибок или неточностей. Когда такая группа дает «добро», текст публикации высылается всем участникам коллаборации, имеющим отношение к данному эксперименту. Они могут одобрить его, промолчать (что тоже значит «одобрить») или же высказать замечания. В последнем случае текст необходимо обсудить или исправить. Однако узнать и учесть все мнения довольно трудно (в коллаборации может быть и 100, и 1000 человек).

- Есть ли человек, на которого Вам хочется равняться в научной деятельности?

- Мне очень повезло. Есть Владимир Викторович Вечернин – теоретик, который дал мне ясное представление о том, как нужно вести именно теоретические исследования. В этом он для меня образец. Есть Григорий Александрович Феофилов – он скорее практик, который отлично знает, как нужно проводить эксперимент, какие там могут возникнуть ошибки. Он тоже образцовый ученый. Кроме того, хочу отметить лидера одной из коллабораций, Марека Газдицски – он, думаю, максимально сочетает все эти качества. Как руководитель, Марек должен координировать работу 150 человек, контролировать весь эксперимент, выполнять управленческие функции… При этом он знает очень много языков, что позволяет налаживать коммуникацию между всеми участниками эксперимента. Это впечатляет и восхищает.

- Каким, на Ваш взгляд, должен быть современный ученый?

- Энергичным: необходимо везде за всем следить. В нашей области постоянно происходят мини-открытия, мини-прорывы, и за всем нужно поспевать, для чего требуется много времени: новые статьи выходят буквально каждый день. Для современного ученого также важно общение с коллегами, обмен мнениями. Очень большое значение имеет инициатива.

- А есть ли в CERN что-то интересное вне науки?

У нас, например, есть журнальный клуб, где мы обсуждаем научные статьи. Существует также много клубов по интересам (танцевальный, к примеру) и спортивных секций: сотрудники играют в футбол и регби, бегают с фрисби, устраивают заезды на велосипедах, марафоны (а CERN занимает столько места, что оббежать его – это уже полноценный марафон!) В главной аудитории (той самой, где в 2012 году объявляли об открытии бозона Хиггса) мы периодически смотрим кино. Есть кружки любителей разных языков: наши сотрудники приезжают со всего мира, поэтому возможности для преподавания действительно исключительные.

wYlSEy_8QoY.jpgТакже у CERN есть внушительная стипендия для «людей искусства»: они приезжают к нам на год, им проводят экскурсии по экспериментам, по разным помещениям, рассказывают о физике. И они творят: передают свои чувства и эмоции в рисунке или скульптуре. Часто проводятся выставки их работ.

- Каким студентом нужно быть, чтобы стать участником такого проекта, как CERN?

- Активным: необходимо узнать о таком проекте, выяснить, есть ли в твоем университете связанный с ним человек, попробовать к нему попасть. Если быть активным и проявлять инициативу, то тебя заметят и будут поощрять. Если же рядом нет человека, который мог бы помочь попасть в проект, нужно действовать самостоятельно. Наша лаборатория, например, открыта и для выпускников из других вузов. Часто к нам приезжают люди из других университетов – посоветоваться, обсудить варианты решения разных научных задач. Они интересуются, как можно к нам попасть, и попадают! Однако это зависит от группы. Существуют и закрытые, куда сложно влиться извне. Но это не наш случай.



  К СПИСКУ НОВОСТЕЙ

Комментирование разрешено только авторизованным пользователям


Авторизоваться

ВКонтакте