В CERN - со второго курса: о ночных сменах, искусстве и команде

В CERN - со второго курса: о ночных сменах, искусстве и команде

21.09.2018 13:28   |   PR News
В CERN - со второго курса: о ночных сменах, искусстве и команде

Дарья Прохорова – участник команды ученых СПбГУ в международном проекте CERN. В этом году сотрудничеству СПбГУ и CERN исполнилось 25 лет. В мае Университет принимал участников совещания коллабораций NA61/SHINE и NA49 – важного мероприятия, которое проводится дважды в год в одном из ведущих научных центров мира. Даша учится на втором курсе магистратуры, и мы расспросили ее, сложно ли студенту начать работать в CERN и как развивать научную карьеру параллельно с учебой в Университете.

Даша, ты начала работать в CERN, уже учась в СПбГУ. А помнишь ли, как поступала в Университет? К чему стремилась? Как выбрала физфак?

Прохорова_CERN1.jpgЯ из Тюмени, училась в физмат-классе академической гимназии при ТюмГУ. Нам очень повезло с преподавателем физики: он постоянно придумывал сложные и интересные задачи, под его руководством мы участвовали в олимпиадах. Уже тогда я поняла, что хочу заниматься физикой, и решила поступать на физфак. А Санкт-Петербург выбрала, так как всегда хотела здесь жить.

На первом-втором курсах в Университете мы изучали общую физику, а потом предстоял первый ответственный шаг: выбор кафедры. Это было довольно сложно: все кафедры очень разные, спектр исследований - широкий, но основной вопрос - теория или эксперимент? Мы с одногруппниками ходили на дни открытых дверей, все узнавали. Думаю, что подсознательно я с самого начала хотела попасть на кафедру физики высоких энергий: после девятого класса я участвовала в летней школе ФМШ в Новосибирском Академгородке - там впервые прослушала лекции про Большой адронный коллайдер в CERN, и меня это заинтересовало.

Безусловно, поразил масштаб CERN: сотрудничество такого количества ученых, инженеров, исследователей со всего света. Моим научным руководителем стал Григорий Александрович Феофилов, и я стала расспрашивать его об этом проекте. Конечно, я мало представляла себе, что такое Большой адронный коллайдер, хотя еще до прихода на кафедру смотрела научно-популярные фильмы и читала статьи о CERN. Григорий Александрович рассказал о работе группы ученых СПбГУ в CERN, а Евгений Андронов и Андрей Серяков ввели в курс дела по проводимому анализу данных в эксперименте NA61/SHINE. Было решено подключить к этой работе и меня, и в начале третьего курса я начала выполнять первые задачи в рамках проектов CERN. Это было довольно сложно – не только потому, что данных много и, во-первых, чтобы их обработать, надо написать оптимальный программный код, во-вторых, провести физический анализ: найти закономерности, особенности, сравнить с моделями … Оказалось, что очень важно было понять, что моя работа, работа студента, на самом деле является частью этого проекта, что она - нужна. Когда ты студент, ты не до конца осознаешь, что все это – настоящая наука, что люди работают ради этих результатов, в том числе ради той частички, которую делаешь ты. Кажется, будто контрольную очередную решаю. Но это все же новая физика, этого никто раньше не делал.

А через два года, уже на 4-м курсе, произошло мое настоящее погружение в CERN: я сделала свой первый постерный доклад на совещании коллабораций NA61/SHINE и NA49, которое проходило в МИФИ в Москве.

А что это такое – «постерный доклад»?

Все результаты, которые я получила, нужно было представить в виде стендового доклада - плаката и рассказать о проделанной работе. Я очень волновалась, хотя и сама тщательно готовилась, и коллеги помогали; и когда лидер эксперимента NA61/SHINE подошел к моему постеру и начал со мной обсуждать полученные результаты, я поняла, что моя часть работы действительно важна. Потом по этой же теме я защитила диплом бакалавра. Тут был важный нюанс: кафедра у нас теоретическая, а мне предстояло рассказывать об экспериментальных методах и данных. Но все получилось: я включила в работу описание теоретической модели, заложенной в Монте-Карло генератор, который я использовала, и моя работа в CERN стала основой моего бакалаврского диплома.

А свою первую поездку в CERN помнишь?

Да, конечно! Я продолжала работать над анализом данных в NA61/SHINE, читала посты ВК-паблика «Цернач», старалась вникнуть во все детали, позже стала одним из участников и уже сама писала посты. Когда я приехала в CERN, мне устроили экскурсию по установке эксперимента NA61/SHINE (повезло, так как в тот день не было пучка). Я была в полном восторге, увидев все вживую! Тогда на совещании я представила результаты своей работы - конечно, очень волновалась, а в октябре я приехала в CERN участвовать в сменах NA61/SHINE от лица группы Санкт-Петербургского университета.

Дело в том, что каждая научная группа, участник эксперимента, должна отработать определенное количество 8-часовых смен: кто-то должен все время присутствовать при физическом наборе данных. В комнате управления установкой эксперимента NA61/SHINE, которая напоминает Центр управления полетами, постоянно дежурят 2 человека. На мониторах отображается состояние различных систем установки: давление во время-проекционных камерах, ток на магнитах и так далее. Задача дежурных сотрудников (шифтеров - от английского «shift» - смена) – отслеживать, чтобы все показатели были в норме, а если что-то случается – звонить экспертам с вопросом по каждой конкретной системе эксперимента. Я участвовала в ночных сменах – с полуночи до 8 утра, это еще интереснее: не спишь всю ночь, людей вокруг почти нет (конечно, в экспериментальном холле, где располагается установка NA61/SHINE, в это время идут и другие эксперименты, но их участники находятся в отдельных помещениях), и нужно самостоятельно решать, как действовать: на смене два шифтера отвечают за весь эксперимент. Коллеги рассказывали, что их иногда мучили сомнения, стоит ли звонить эксперту среди ночи в той или иной ситуации: может, ничего серьезного. У меня таких сомнений не было: я действительно переживала, вдруг что-то не так. И, конечно, эксперты на такие звонки отвечают в любое время, это их работа, они ответственны за это. Очень интересный опыт.

А почему CERN считается таким важным для современной науки?

CERN – это то место, где мы можем изучать фундаментальную физику во всей полноте, во всех аспектах. Например, стандартная модель физики предсказывала, что есть еще одна частица – бозон Хиггса, которую Питер Хиггс теоретически постулировал еще в 1964 году. С экспериментальным открытием бозона Хиггса в 2012 году стандартная модель стала полной. Но это означает, что пора делать следующий шаг – сейчас ведется много экспериментов за рамками стандартной модели. Ученые пытаются найти в ней какие-то несоответствия и благодаря этому выйти в новые области знания.

То, что CERN объединил таких разных исследователей, с разными задачами, из разных поколений – это, на мой взгляд, очень важно и интересно. Побывав там, я увидела, на каком высоком уровне организована научная работа. И, что не менее важно, – работа по популяризации CERN, благодаря чему про него знают даже весьма далекие от физики люди.

А появились ли за 25 лет какие-то традиции у группы ученых СПбГУ, работающих в CERN?

Конечно, но я не так давно в проекте - не все знаю. Г.А. Фефилов старается как можно больше рассказывать нам о работе ученых Университета в CERN. Как все начиналось, что было сложно, что не получалось или, наоборот, в чем везло. Это хорошо – а иначе как мы узнаем? В этом году, в связи с 25-летним юбилеем участия Лаборатории в CERN, которого мы все очень ждали, Григорий Александрович распечатал около сотни фотографий из своих архивов – получилась очень интересная фотовыставка. Благодаря ей мы увидели коллег, про которых Григорий Александрович часто рассказывал. Пазл сложился: я поняла, сколько людей вложили свои знания и усилия в наш проект. Это прекрасное ощущение преемственности и общности, ведь все мы – из СПбГУ.

А как строится ваша работа в CERN сейчас?

Прохорова_CERN3.jpgУ каждого эксперимента (а их в CERN очень много) есть целый ряд подгрупп или отдельных экспертов, которые выполняют разные задачи в рамках общей темы. Обсуждения этой работы проходят на еженедельных тематических совещаниях – как правило, онлайн, так как участники групп могут жить и работать в самых разных странах. Кроме того, на совещания иногда приглашают и ученых из других научных групп– они выступают с докладами по темам, которые могут быть полезны коллаборации.

Мне очень нравится, что совещаний много, 5-6 в неделю, и на каждом можно сделать доклад – представить результаты, задать вопросы, обсудить проблемы, спросить совета у более опытных коллег. И очень важно, что на таких совещаниях одинаково внимательно относятся к докладам новичков и маститых экспертов. Это отличный способ развития молодых ученых: за год участия в этих совещаниях я разобралась, кто чем занимается и к кому я могу обратиться за советом. А еще очень дисциплинирует: ты готовишься, понимая, что к твоим словам отнесутся максимально внимательно. На университетском семинаре всегда есть разделение между преподавателем и студентом, а здесь обсуждение общее. На семинаре преподаватель все знает и задает вопросы, чтобы тебя проверить. А тут ответ могут не знать даже эксперты: если, например, мы столкнулись с чем-то неизученным, новым, то всей командой будем работать над этим.

Каковы твои планы по дальнейшей работе в CERN?

Недавно я подавала заявку на участие в летней школе в CERN, мое заявление прошло серьезный отбор, однако по результатам распределения я попала в другой эксперимент – CMS. Сначала немного расстроилась, но потом поняла, что это отличный шанс расширить свой кругозор. На протяжение двух месяцев в летней школе у меня будет другой научный руководитель и новая группа, вообще все по-другому, начиная с масштаба: в эксперименте NA61/SHINE - работает около 150 человек, а в CMS – порядка 4000! Да и тема проекта далека от моего нынешнего направления работы. Так что я с нетерпением жду начала Летней школы в CERN!

После окончания магистратуры хочу поступать в аспирантуру СПбГУ, планирую продолжать заниматься физикой тяжелых ионов в Лаборатории физики сверхвысоких энергий СПбГУ.

Что ты посоветуешь нынешним абитуриентам и студентам СПбГУ?

Когда я приехала учиться в Санкт-Петербург, было непросто адаптироваться: незнакомый город, вдали от дома, большая нагрузка на первом курсе. Тогда я не очень-то смотрела вперед, но сейчас, с высоты своего опыта, могу сказать, что, наверное, стоило заранее подумать о том, какую кафедру выбрать для специализации, и, возможно, даже начать знакомиться с работой немного раньше. Например, на физфаке даже первокурсник может прийти в Лабораторию физики сверхвысоких энергий, особенно если хочет заниматься анализом данных - ему всегда найдется задание по силам: интересно будет разбираться в особенностях работы экспериментальной установки, изучаемом физическом процессе, учиться программировать, что очень важно в современной физике. Всегда кто-нибудь из коллег поможет и объяснит. Но по рассказам одногруппников знаю, что не на всех кафедрах это возможно: зачастую сначала требуется накопить определенный объем знаний - как раз на первом-втором курсах. Однако стоит знать, что всегда можно посещать кафедральные семинары - приобщаться к научной работе, даже если сначала будет непонятно.

И еще хочу посоветовать не ограничиваться только наукой и учебой: не стоит забывать о хобби. Я, например, в детстве занималась в художественной школе, а потом увлеклась фотографией. Участие в конференциях дает возможность не только представить свои результаты, узнать статус важных проблем физики или наконец разобраться в какой-то теме, сопоставив свои академические знания, полученные в стенах Университета, с «живыми» экспериментальными данными, но и побывать в интересных местах по всему миру. Да и вообще ученые - веселый народ. В CERN, например, часто проводятся интересные мероприятия на пересечении искусства и науки – это отличная возможность взглянуть по-новому на проекты, на свою работу, сделать что-то творческое вместе с коллегами.



  К СПИСКУ НОВОСТЕЙ

Комментирование разрешено только авторизованным пользователям


Авторизоваться

ВКонтакте